СМИ о нас

Поиск по разделу

с по

 

      Более 10 лет прошло с того момента, когда Московская Биржа создала дочернюю компанию - Национальный Клиринговый Центр, который 10 декабря 2007 начал осуществлять клиринговую деятельность и выполнять функции центрального контрагента на биржевом валютном рынке. За короткий по историческим меркам срок НКЦ вырос до уровня одного из наиболее капитализированных, технологичных и, пожалуй, самого диверсифицированного клирингового дома в мире, услуги которого предоставляются на сегодняшний день участникам валютного рынка и рынка драгоценных металлов, фондового, денежного, товарного рынков и рынка депозитов, срочного рынка и рынка стандартизированных ПФИ.

ВРЕЗ

Алексей Сергеевич Хавин, выпускник Финансовой академии при Правительстве Российской Федерации,   25 лет работает в банковской сфере,  с апреля 2011 года в ранге  Председателя Правления осуществляет руководство деятельностью  НКЦ, первый лауреат Международной премии в области экономики и финансов имени П.А. Столыпина в номинации «Титан финансового рынка» в 2019 году.

 

     Такая диверсификация и рост масштабов деятельности НКЦ были бы невозможны без соответствующих инвестиций по всем направлениям нашей деятельности: в системы риск-менеджмента, развитие технологической платформы, наконец, в человеческие ресурсы. По характеру нашу деятельность можно было бы сравнить с тем, что делают первопроходцы. Да, есть мировой опыт и международные стандарты деятельности клиринговых домов. Это, безусловно, важные ориентиры, которые иногда подсказывают возможные решения и направления для развития. Тем не менее, простая адаптация мирового опыта к российским реалиям – очень сложная задача, а порой, либо экономически бессмысленная, либо просто нереализуемая. Поэтому по многим направлениям, как банально это не звучит, но нам приходится искать собственный путь. Очень часто наша работа представляет собой творческий поиск новых, инновационных решений, которые не только должны   удовлетворять сформировавшиеся запросы рынка и, но и иметь явный превентивный характер, позволяющий предугадывать спрос за год-два, до его фактического возникновения.

И, к счастью, 2018 год не стал в этом смысле исключением. Нам удались некоторые решения, некоторыми из которых хотел бы поделиться с читателями.

    

Начну с наиболее интересного, на мой взгляд, проекта, который был запущен в 2018 году - «Линки с иностранными провайдерами ликвидности». Цель данного проекта, который, по сути, создал канал доступа к глобальной ОТС-ликвидности - предоставить участникам рынка сервис по заключению конверсионных сделок в тех валютных парах, ликвидность по которым на площадке Московской Биржи традиционно была либо крайне низкой, либо отсутствовала полностью.

Отныне участники валютного рынка получили возможность заключения конверсионных сделок в валютных парах: «евро – доллар», «фунт-доллар», «доллар-китайский юань» и «доллар-турецкая лира» по котировкам глобальных финансовых институтов в рамках прежней архитектуры и риск-менеджмента биржевого валютного рынка и НКЦ в качестве центрального контрагента.

По своей сути данный сервис уникален. Он не имеет аналогов на других биржевых площадках. С точки зрения спроса со стороны наших участников, то он также достаточно быстро стал набирать обороты. На сегодняшний день к этому подключены уже более 50 участников из числа банков и корпоративных клиентов.

 

 Для наглядности ниже приведена схема, по которой осуществляется предоставление данной услуги:

     

1. НКЦ транслирует участникам клиринга котировки, формируемые на торговых платформах крупнейших иностранных банков, выступающих, таким образом, в качестве провайдеров ликвидности. Эти банки не являются полноценными участниками клиринга НКЦ. Двусторонние отношения с ними регулируются отдельными соглашениями в соответствии со стандартной документацией ISDA.

 2. НКЦ на основании запроса участника клиринга на куплю-продажу валюты по имеющейся котировке заключает две «встречные» сделки:

  • с участником клиринга в порядке, установленном правилами клиринга НКЦ;
  • с провайдером ликвидности.

 

  3.  Валютная пара, объем, курс и дата расчетов по указанным сделкам совпадают.

  4.  При совершении сделок НКЦ осуществляет функции ЦК в соответствии с Федеральным законом «О клиринге, клиринговой деятельности и центральном контрагенте».

   5. НКЦ устанавливает лимит на каждого провайдера ликвидности, поэтому кредитные риски, пусть речь идет о самых крупных и надежных финансовых организаций мира, также ограничены. Запросы участников клиринга, способные привести к заключению сделок, ведущих к превышению лимитов, отклоняются.

В ближайшие год-два мы планируем серьезно расширить инструментарий данного сервиса. Уже в самой ближайшей перспективе участники рынка Московской биржи получат доступ к котировкам нефти, золота, процентным инструментам международного рынка. Будет расширяться и перечень используемых валютных пар. В дальнейшем не стоит исключать распространение данной технологии на торги с инструментами фондового рынка и рынка производных финансовых инструментов.

 

     В качестве иного примера инновационного подхода НКЦ к развитию клиринговых сервисов хотелось бы привести реализованный проект предоставления российским юридическим лицам, не являющимся кредитными организациями или профессиональными участниками рынка ценных бумаг,  прямого доступа к денежному рынку наравне с коммерческими банками и финансовыми компаниями.

    

 

     Сервис депозитных операций с центральным контрагентом проиллюстрирован на приведенной ниже схеме.

 

 

РК – расчетный код на клиринговом счете НКЦ для учета денежных средств Участника

 

В результате, корпорации получили возможность размещать средства в депозиты с центральным контрагентом по рыночным ставкам биржевого РЕПО.  В этой схеме НКЦ выполняет функции центрального контрагента и гарантирует исполнение обязательств по сделкам, которые заключаются в результате метчинга заявок от корпораций на размещение средств в депозиты с заявками РЕПО с клиринговыми сертификатами участия (КСУ) на привлечение средств от участников рынка.

      Предоставление корпорациям возможности прямого участия в биржевых торгах дает следующие преимущества:

- выгодные ставки по депозитам;

- надежный риск-менеджмент НКЦ, который гарантирует своевременное исполнение сделок;

- прозрачность, то есть доступ напрямую к заключению сделок на рыночных условиях и получение ценовых ориентиров по ставкам денежного рынка  

 

 

В заключении важно отметить, что НКЦ совместно с ПАО Московская Биржа в рамках стратегии развития клиринговой деятельности планирует серьезно расширять спектр вышеуказанных проектов. Мы полагаем, что наши оценки потребностей клиентов в указанных инструментах являются верными и спрос на них будет постоянно расти, как это происходило с другими биржевыми продуктами, в частности с РЕПО с ЦК или РЕПО с КСУ. В конечном итоге, одной из наших задач является максимальное удовлетворение клиентского спроса на доступ к тем или иным классам продуктов финансового рынка.

 

 

ВРЕЗ

 

Небанковская кредитная организация-центральный контрагент "Национальный Клиринговый Центр" (Акционерное общество) - системно значимая инфраструктурная организация, квалифицированный центральный контрагент на российском финансовом рынке.  НКЦ является членом Европейской ассоциации клиринговых домов- центральных контрагентов - ЕАСН и Всемирной ассоциации центральных контрагентов - ССР12. Собственные средства НКЦ на 1 июля 2019 года составили 68,4 млрд рублей.

 

 

 

Алексей Хавин

 

 

Государственная программа "Цифровая экономика" стартовала в России в 2017 году. И с этого момента тренд на цифровизацию всех сфер деятельности в России усилился. Не осталась в стороне от этих процессов и небанковская кредитная организация «Национальный Клиринговый Центр» (НКЦ), которая входит в группу компаний ПАО «Московская Биржа».

С момента основания в 1992 году «Московская Биржа» была технологической компанией, поскольку торги на площадке проходили и проходят в электронном режиме. В основе торговой системы уже тогда лежала распределенная база данных, объединяющая трейдеров из 7 крупных городов России, включая Москву и Санкт- Петербург, что в то время было настоящим прорывом.   В 2007 году был создан банк «Национальный Клиринговый

Центр», который осуществлял функции центрального контрагента сначала на валютном рынке, затем на фондовом, срочном, товарном, а также на рынке драгметаллов и рынке стандартизированных производных финансовых инструментов. В 2017 НКЦ первым в нашей стране получил статус небанковской кредитной организации – центрального контрагента. Тогда же стартовал масштабный проект по внедрению системы отчетности нового поколения на базе стека технологий Big Data.

В настоящее время НКЦ предоставляет в Банк России отчетность двух видов – общую банковскую и специализированную отчетность центрального контрагента, а также отчетность для ФНС и Росфинмониторинга. Кроме того, НКЦ является участником налогового мониторинга, что в совокупности предъявляет высочайшие требования как к процессам сбора и обработки данных, так и к применяемым технологиям.

И первый вызов, с которым НКЦ столкнулся на пути трансформации, –необходимость качественного увеличения скорости сбора и обработки информации. Ранее подготовка данных представляла собой длительный многоступенчатый процесс, представляющий получение посделочной информации из торговой системы, информации из системы управления рисками, консолидацию всех полученных данных на базе автоматизированной банковской системы (АБС) и далее формирование отчетности. Надо ли говорить, что процесс обладал сразу несколькими недостатками? Во-первых, при увеличении объема данных процесс подготовки и формирования отчетности начал занимать до нескольких дней, что никак не укладывалось в требования регулирующих органов. Во-вторых, вся вычислительная нагрузка по формированию отчетности ложилась на учетные системы, что могло привести к серьезным затруднениям ведения операционной деятельности в период формирования отчетности.

НКЦ пошел по пути трансформации бизнес-процессов и выбрал нестандартное решение на базе технологий Hadoop, которое позволяет забирать данные из систем-источников и агрегировать их в едином хранилище в исходном виде. Затем данные обрабатываются: проходят очистку, подготовку и попадают в слой витрин, содержащий уже отчищенные данные по клиентам, счетам, операциям и продуктам, необходимые для формирования отчетности. На базе этих данных автоматически строятся отчеты. За первый год проекта внедрено более 30 форм обязательной и налоговой отчетности, планируется значительное расширение форм отчетности, предоставляемой в Росфинмониторг и ФНС в рамках налогового мониторинга.

Такой подход дает существенное увеличение производительности системы и значительную экономию времени для подготовки отчетности. Кроме того, получена возможность разгрузить учетные системы от непрофильной нагрузки, передав функции обработки данных и подготовки отчетности отдельной платформе. 

Отдельно хотелось бы остановиться на вопросе качества данных. При правильном внедрении единое хранилище обеспечивает не только трансформацию самого бизнес-процесса и увеличивает скорость работы. Оно также позволяет значительно повысить качество данных и снизить риски получение некорректной информации.

Сейчас данные, используемые при построении отчетности, хранятся в едином месте и процесс их агрегации, очистки и систематизации проходит гораздо быстрее. А изменение бизнес-процесса по их сбору помогает в том числе повысить прозрачность информации и сделать ее более управляемой. Так, раньше для проверки данных, собранных из разных систем, использовалось большое количество инструментов, а процесс был многоэтапным и сложным. Сейчас же используется один инструмент, обеспечивающий проверку первичных данных, попадающих в хранилище, целостность и непротиворечивость конечных отчетов через различные математические, логические внутриформенные и межформенные контроли.

Хотелось бы отметить возможности, которые дает применение новых технологий для организации процесса налогового мониторинга. Налоговый мониторинг – это новая форма налогового контроля. Она заменяет традиционные проверки на онлайн-взаимодействие на основе удаленного доступа к информационным системам налогоплательщика и его бухгалтерской и налоговой отчетности. Таким образом для организации полноценного налогового мониторинга необходимо создать полноценное пространство, объединяющее данные бухгалтерской и налоговой отчетности с возможность доступа к первичным документам. Технологии Big Data позволяют организовать такое пространство за счет возможности объединять в одном месте данные любой структуры для дальнейшей совместной обработки.

Этот проект – хороший пример того, как ИТ-подразделение может стать драйвером качественных изменений целой организации через реинжиниринг бизнес-процессов. В частности, именно ИТ-подразделение выступило инициатором использования в системе отчетности такого нового и модного технологического стека, как Big Data.

И, безусловно, проект стал успешным благодаря совместным усилиям совместной команды НКЦ и нашего технологического партнера – российской ИТ-компании «Неофлекс», которая не побоялась пройти с нами этот сложный путь и реализовать все задуманное на базе собственной разработки – решения Neoflex Reporting Big Data Edition.   

 

Сергей Демидов, Директор департамента операционных рисков, информационной безопасности и непрерывности бизнеса, Группа «Московская Биржа»

Источник

 

1 февраля 2019

Проект, реализованный Небанковской кредитной организацией-центральным контрагентом "Национальный Клиринговый Центр" (далее - НКЦ) в партнерстве с компанией "Неофлекс", вызвал особый интерес и высокую оценку жюри ежегодного конкурса "Проект года", который проводит сообщество независимых ИТ-директоров Global CIO. Любопытен не традиционный для этого вида систем выбор opensource технологий. Впечатляет качество реализации и результаты проекта с учетом непростых условий, в которых велись работы: динамика бизнес-процессов НКЦ и количество подотчетных нормативов значительно превышают показатели подавляющего большинства компаний - и не только на финансовом рынке. Профессионализм и очарование руководителя проекта - Натальи Киселевой - вызывают искреннее восхищение. Мы попросили Наталью поделиться с нами своим опытом и впечатлениями от проделанной работы, дать советы тем, кто стоит сегодня на пороге больших ИТ преобразований.

Наталья, скажите, пожалуйста, какие бизнес-задачи обусловили необходимость проекта?

К нам, как к инфраструктурному институту, выполняющему функции центрального контрагента на российском финансовом рынке, предъявляются жесткие регуляторные требования, порой, более строгие, чем по отношению к классическим кредитным организациям. Для нас, помимо стандартных, установлены специальные нормативы, выполняя которые, мы готовим и сдаем сотни отчетностей - от ежедневной до ежегодной. При этом регулирование изменяется постоянно, и, соответственно, мы должны подстраиваться и реагировать мгновенно. Растут требования, растет количество и степень детализации отчетных показателей, увеличивается количество видов операций на рынке и оборотов - все это требует обновления наших ИТ-систем и новых более продвинутых подходов к формированию и анализу отчетности.

Для реализации проекта вы выбрали opensource технологии - достаточно нетрадиционное для финансового рынка решение. Обычно такие системы делают по "классике" с использованием "тяжелых" лицензионных решений. Что повлияло на ваш выбор?

Для нас не суть важно следовать традициям или наоборот - гнаться за инновациями. Мы финансисты - мы просчитываем каждый шаг и ориентируемся при выборе тех или иных решений на вполне конкретные показатели: быстродействие, стоимость, надежность. Это чистая прагматика. Мы долго и тщательно тестировали и "классику", и "авангард", замеряли скорость их реакции на тестовые задания буквально с секундомером, изучали преимущества и риски, анализировали возможности масштабирования. Конкурс на выбор решения и его поставщика длился девять месяцев. В итоге оказалось, что работоспособность у двух отобранных технологий одинаковая, надежность на одном уровне, быстродействие тоже, а вот цена отличалась существенно. Решение о выборе opensource базировалось исключительно на результатах тестирования. Мы поняли, что можем войти в проект, ощутимо снизив его бюджет, и, что особо важно, значительно минимизировать в дальнейшем стоимость владения. При использовании opensource технологий не надо регулярно платить за лицензии СУБД, а также лицензии ETL инструментов за счет уникальной разработки наших ИТ-партнеров в этом проекте - компании Неофлекс.

Ни один ИТ-проект не проходит обычно "без сучка без задоринки". Какие сложности были на вашем пути?

Сложности - это закономерно. Чем масштабнее проект, тем больше непростых ситуаций приходится решать по мере его реализации. Девять месяцев конкурса по выбору решения и партнера - это само по себе серьезное испытание. Да, есть отработанные методологии проведения закупок, да, есть большой опыт проведения тендеров, но делать все по шаблону все равно не получается - всегда нужен индивидуальный подход, чтобы разработать конкурсные требования, провести и оценить тестовые задания, сравнить полученные результаты и т. д.

Сложность проекта усиливал тот факт, что в нем принимали участие сразу несколько команд. Мы взаимодействовали с разработчиками от четырех вендоров! Я думаю, что каждый, кто хоть раз участвовал или руководил проектом внедрения, понимает, как это непросто.

А еще на этапе реализации есть искушение погрузиться в проект с головой, чтобы нигде ничего не упустить, заниматься только им. Но бизнес на месте не стоит! У нас запущено множество ИТ- проектов, которые невозможно остановить или затормозить. Любая инновация, любое нововведение - это дополнение к уже действующему механизму, который должен работать без сбоев. Иначе говоря, вам нужно, не останавливая этот механизм, взять на борт новый очень важный и нужный, но чрезвычайно крупный груз, требующий пристального внимания и заботы!

Сейчас все говорят о цифровой трансформации, о том, как бизнес меняет свои процессы, чтобы адаптироваться к цифровой экономке. Насколько ваш проект вписывается в этот тренд?

У НКЦ в плане цифровой трансформации особый статус. Как бы ни парадоксально это звучало, но мы не в тренде. Дело в том, что в отличие от многих других компаний финансового рынка, НКЦ всегда был цифровой компанией, он уже таким родился. Нам не нужно ничего трансформировать и адаптировать, мы можем только улучшать свои технологии, дополнять их в ответ на новые обстоятельства и требования времени. По мере развития мы совершенствуем свои уже оцифрованные бизнес-процессы. Сейчас перевели на новый уровень отчетность, далее будем наращивать ее функционал, развивать решение в части построения Федеративной базы данных. Хотим сделать так, чтобы в системе можно было хранить не только информацию для отчетности, но и любую другую, в том числе, неструктурированные данные, необходимые для предоставления сервиса клиентам. Следующим шагом также планируем автоматизировать налоговый мониторинг, чтобы обеспечить прямой доступ к первичным данным для налоговых инспекторов из ФНС.

Что конкретно изменилось по итогам внедрения? О каких результатах можно говорить уже сейчас?

Во-первых, об изменении скорости работы системы: процесс подготовки обязательной и налоговой отчетности НКЦ стал быстрее в 3-6 раз! При наших объемах и количестве подотчетных показателей это огромный выигрыш во времени.

Во-вторых, о большей гибкости и прозрачности. По сути, мы создали структуру, в которой теперь аккумулируются все данные, ранее "разбросанные" по разным системам. Такая централизация поможет нам в дальнейшем использовать разработанный функционал для развития межведомственной аналитики, в том числе, в сфере уплаты налогов. Как центральный контрагент, мы постоянно проводим налоговый мониторинг по всем видам деятельности, и сделать этот процесс безупречным (с точки зрения скорости, качества и достоверности) - чрезвычайно важная для нас задача.

Чему Вас лично научил этот проект? Какие бы Вы рекомендации дали коллегам, которые начинают решение аналогичной задачи?

Быть решительными. Трансформация ИТ-ландшафта, особенно, если она затрагивает всю компанию, а не ее отдельные части, - это вызов. Нужно понимать, что это долго, тяжело и рискованно. Понимать и делать. Будет непросто, но результат оправдывает все затраченные усилия, нервы и бессонные ночи. Это невероятный опыт для вас как для ИТ-специалиста, и огромный прорыв для бизнеса вашей компании.

Будет непросто, и соломку на каждом шагу не подстелишь, но есть несколько моментов, которые помогут вам на этом пути и снизят риски ошибок:

Изучите опыт коллег по цеху, возможно, кто-то уже делал что-то подобное и будет рад поделиться с вами своими выводами.

Исследуйте рынок на предмет альтернативных решений - выбор никогда не бывает однозначным. Традиционная задача - не значит традиционное решение. Анализируйте global best practices. Тестируйте новых вендоров. Возможно, это именно то, что вам нужно!

Будьте особо внимательны к бизнес-заказчику - спонсору проекта. Очень важно донести до него информацию и о преимуществах проекта, и о его результатах, и о трудностях и дополнительной нагрузке в процессе внедрения. Вам нужен единомышленник, а не оппонент.

Описание проекта

НКЦ (дочерняя компания в Группе "Московская Биржа") - в сотрудничестве с компанией "Неофлекс" реализовала проект по автоматизации обязательной и налоговой отчетности. Благодаря использованию технологий Big Data НКЦ существенно ускорил процесс подготовки отчетности и, кроме того, получил готовое хранилище для аналитики больших данных (Data Lake) с финансовой информацией, которое может быть использовано для задач по развитию аналитики

Ключевая цель проекта связана с необходимостью ускорить процесс подготовки обязательной и налоговой отчетности НКЦ, которому в соответствии со статусом квалифицированного центрального контрагента на рынках Московской Биржи предъявляются повышенные регуляторные требования. Одновременно преследовалась цель сделать этот процесс более гибким и прозрачным. Базирующаяся на технологиях Hadoop система Neoflex Reporting Big Data Edition полностью отвечает этим требованиям и может легко и без особых финансовых затрат масштабироваться при дальнейшем развитии компании. Разработанный функционал также планируется использовать и для развития аналитики, необходимой для принятия управленческих решений. При этом использование opensource-технологий позволило получить существенную выгоду за счет экономии на лицензиях платных СУБД и ETL-средствах от мировых разработчиков программного обеспечения.

Высокая скорость работы автоматизированной системы подготовки отчетности обеспечивается использованием принципиально новых для данного класса задач технологий и инструментов: для хранения данных используется HDFS (Hadoop), а для обработки - платформа Spark, поддерживающая распределенные in-memory вычисления. Возможности Hadoop и Spark по параллельной обработке данных обеспечивают высокую надежность и отказоустойчивость системы, при этом позволяют снизить затраты на серверное оборудование и программное обеспечение.

НКЦ выполняет функции клиринговой организации и центрального контрагента на российском финансовом рынке. Основная задача НКЦ - поддержка стабильности на обслуживаемых сегментах рынка за счет высокоэффективной и отвечающей международным стандартам системы управления рисками. 
 
http://www.globalcio.ru/workshops/2251/

 

МОСКВА, 5 окт (Рейтер) - Экс-глава казначейства Газпромбанка Алексей Хавин, возглавивший в 2011 году Национальный клиринговый центр, один из крупнейших клиринговых домов Европы, рассказал в интервью Рейтер, как центральный контрагент стал ключевым элементом инфраструктуры денежного и валютного рынка РФ, взяв на себя кредитные риски участников биржевых торгов.

НКЦ - расчетный центр и центральный контрагент на рынках Московской биржи. Он выступает второй стороной по сделкам участников торгов и снимает для клиентов кредитные риски, замыкая их на себе.

Хавин говорит, что приглашение на работу в НКЦ получил в 2010 году от Юрия Денисова, занимавшего в то время пост заместителя председателя Московской биржи, а ныне - председателя наблюдательного совета НКЦ, и первого зампреда Центробанка Сергея Швецова.

"Тогда мне была цель поставлена достаточно конкретная. У Московской биржи всегда было много клиентских остатков, которые принимались как обеспечение по сделкам. В те времена биржа принимала только денежные средства в рублях и иностранной валюте в качестве обеспечения, но никогда практически не занималась управлением временно свободными денежными средствами и капиталом, как своим собственным, так и своих дочек: НКЦ и НРД. И меня позвали на позицию зампреда, чтобы курировать казначейство и построить систему управления свободными денежными средствами, создать дополнительный источник дохода для группы", - сказал Хавин.

Совокупный объем средств, которые находятся в распоряжении казначейства НКЦ, в среднем, колеблется в пределах 400-800 миллиардов рублей. НКЦ выплатил за 2017 год своему единственному акционеру - Московской бирже - дивиденды в размере 17,7 миллиарда рублей.

КАК НКЦ ЗАМКНУЛ НА СЕБЕ РИСКИ

После мирового финансового кризиса 2007 года, накрывшего Россию в 2008 году, к международным регуляторам пришло понимание, что нужно создавать централизованное управление рисками, вместо существовавшего до того децентрализованного.

"Да, это международная тенденция, банкротство Lehman Brothers стало триггером, который заставил регуляторов смотреть в сторону контроля за рынком, в первую очередь, производных инструментов. Надо отдать должное - центральные контрагенты в период кризиса после банкротства Lehman Brothers не потеряли ни копейки, они показали себя с самой лучшей стороны, закрывали все позиции, все для них прошло замечательно, они показали свою эффективность", - рассказывает Хавин.

"Поэтому для всех и прежде всего для регуляторов стало очевидно, что эта модель и опыт центральных контрагентов вполне заслуживают внимания. Так, после кризиса 2008 года все основные мировые регуляторы стали заниматься усилением контроля, централизацией управления рисками".

"Когда я пришел на Мосбиржу, центральный контрагент уже был. Тогда функцией НКЦ было исполнять функции центрального контрагента и клирингового банка на валютном рынке исключительно. Причем, на спот-рынке. Позднее мы стали все рынки приводить к этому общему знаменателю и у нас постепенно все основные рынки - фондовый, срочный, рынок драгоценных металлов, зерна и даже внебиржевые OTC-деривативы - перешли на сделки с центральным контрагентом, не говоря уже про рынок репо, а с недавних пор и рынок депозитов с корпоративными клиентами".

КРЕДИТНЫЙ РИСК - НА НКЦ

"В период нестабильности участникам рынка теперь не надо задумываться о своем кредитном риске, потому что у них контрагентом является НКЦ и у них по сути голова должна болеть только о рыночном риске, который они набирают. Все остальное не должно для них являться проблемой. Функция центрального контрагента - взять на себя, аккумулировать на себе кредитный риск рынка, трансформировать его в рыночный риск и уже им управлять".

Участники рынка могут заключать с помощью центрального контрагента как адресные, так и безадресные сделки, но крупный бизнес по-прежнему предпочитает прямой контакт с контрагентом, а денежные расчеты проводит через НКЦ.

"Безадресных сделок на валютном рынке больше, на других рынках могут преобладать адресные. Рынок репо более ликвиден в адресных сделках, потому что контрагенты все равно хотят, помимо того, что они понимают, что у них риск на НКЦ, что НКЦ получает первоклассное обеспечение по этим сделкам, но когда речь идет о крупных суммах, то люди предпочитают обговаривать условия на двусторонней основе, а клиринг - по сути управление кредитным риском - отдается на откуп НКЦ", - сказал Хавин.

О ВАЛЮТНОМ КРИЗИСЕ 2014 ГОДА

Центробанк четыре года назад отпустил рубль в свободное плавание, ежедневные скачки пары доллар/рубль в декабре 2014 года превышали 20 рублей или более 30 процентов от стоимости валюты.

"Я очень доволен тем, как мы прошли 2014 год, у нас не было никаких проблем, мы заранее отреагировали на изменение валютной политики Банка России. Когда был плавающий валютный коридор, который ЦБР периодически расширял, у НКЦ была, как мы ее называем, адаптивная система, которая учитывала историческую волатильность за предыдущие периоды и давала рекомендации о размере маржинальных требований, которые должны быть", - сказал Хавин.

"Конечно, система учитывала ситуацию, которая была в кризис 2008 года и позднее, но все равно даже в 2008 году мы не жили в условиях, когда ЦБ не проводит интервенции, то есть в условиях абсолютно плавающего курса. До 2008 года ЦБ покупал валюту по каким-то заранее известным и понятным границам, потом он ее продавал. Но в условиях отсутствия регулятора на валютном рынке, как это случилось в конце 2014 года, мы не жили никогда".

"Нам стало понятно, что наша система, хоть и будучи очень умной, но она не может учитывать этот фактор - уход ЦБ с рынка. Поэтому, примерно, за две недели до отмены валютного коридора мы были готовы к тому, что мы резко повысим маржинальные требования".

"Мы подготовились к тому, что ЦБ отпустит рубль в свободное плавание. Поэтому у нас, по сути, не было ни одного дефолта в 2014 году ни на каком рынке. Единственной нашей заботой стала проблема с избытком ликвидности, поскольку участники рынка предпочитали иметь побольше запас маржи у нас, чтобы совершать операции. В условиях повышенной рыночной турбулентности это обычная история".

В это время у НКЦ, который был тогда банком, соблюдающим обычные банковские нормативы, каждый день падала достаточность капитала. До критических цифр не доходило, но НКЦ был на грани 11 процентов по достаточности капитала, в то время как в нормальной ситуации норматив был 18 процентов, сказал Хавин.

"У нас норматив Н1 каждый день снижался, потому что каждый день нам падало на счета несколько миллиардов долларов в день, которые резко увеличивали активы, и что хочешь можно делать, но активы лежали на счетах в американских банках и взвешивались с учетом 20-процентного коэффициента риска".

"Мы объясняли эту ситуацию Центробанку... Казалось, если так пойдет дальше, НКЦ будет вынужден нарушать норматив. В итоге жизнь заставила и пришлось быстренько научиться покупать американские гособлигации, которые взвешиваются с нулевым значением коэффициента. Так и решили проблему".

"По большому счету, 2014 год, кроме как успешным для нас, я не могу назвать - по прибыли у нас были колоссальные результаты, мы перевыполнили план серьезно. С точки зрения риск-менеджмента мы прошли ту турбулентность очень достойно".

"Мы перевели систему риск-менеджмента в ручной режим, но это буквально на пару недель. Потом все пришло в норму и стало работать спокойно в рамках стандартных отклонений".

"Да, 2014 год был проверкой, по-моему, она прошла успешно. Если для всех центральных контрагентов мира проверкой стал 2007-2008 годы, то для НКЦ - 2014 год. Никаких изъянов в системе мы не обнаружили".

О КЛИРИНГОВЫХ СЕРТИФИКАТАХ УЧАСТИЯ

"КСУ - это на самом деле инструмент для удобства участников рынка. Элементарно, когда у тебя 100 разных бумаг и тебе надо сделать с ними репо, ты делаешь 100 сделок, но зачем? Когда можно эти бумаги занести в КСУ и делаешь одну сделку репо с КСУ, а управление твоим обеспечением берет на себя НКЦ. Это максимальное удобство для игроков. Кстати, рынок далеко не сразу оценил инструмент КСУ. Даже сейчас. Я считаю, что его потенциал намного выше", - сказал Хавин.

Меньше половины репо с ЦК на Мосбирже приходится на репо с КСУ и причина, по мнению Хавина в том, в том, что рынок не до конца понимает их преимущества.

"КСУ де-юре является обязательством НКЦ. НКЦ по кредитному качеству в рублях выше странового рейтинга, и по КСУ есть заключение агентства Fitch, согласно которому этот инструмент тоже считается обязательством с кредитным качеством выше суверенного на одну ступеньку".

"Возможно, для банков есть некоторая сложность доказать, что это та же самая бумага, только еще лучше, чем облигации топовых компаний или ОФЗ, и, наверное, здесь нам нужно работать с регулятором и участниками рынка, но потенциал там огромный".

"Кстати, сейчас мы видим огромный успех у репо с центральным контрагентом, но он тоже пришел не сразу. Мы его запустили в 2015 году, но реально серьезные объемы там появились в 2017 году", - сказал Хавин.

В 2015 году, когда начали сокращаться объемы операций репо с Центральным банком, пропорционально стали расти объемы операций репо с ЦК, сделки перетекли от ЦБР к НКЦ:

"ЦБ, когда проводит собственные операции репо, он преследует цели денежно-кредитной политики. Если они видят избыток денежных средств на рынке, они сокращают объем предоставления средств в репо. Но если спрос на эти операции есть, он никуда не девается, он перетекает к нам", - сказал Хавин.

"Наверное, история с сокращением объемов репо с ЦБ нам несколько помогла, но, тем не менее, инструмент настолько нужный, что спрос на него, может быть и не с первого дня, но появился достаточно быстро. Мы, по началу, сидели и обсуждали внутри - почему люди не понимают, насколько это выгодно? Но потом все встало на свои места. И у КСУ тоже большие перспективы, не меньше, чем репо с ЦК. Будет еще большой спрос на этот инструмент. Мы там ограничены только емкостью денежного рынка, а так, границ не видно".

"В таком формате, нет нигде больше в мире такой технологии, чтобы клиринговый центр являлся еще и эмитентом бумаги - КСУ, существенно облегчая жизнь участникам рынка. Кроме удобства, участники рынка, перешедшие на КСУ, перекладывают управление обеспечением на нас - на НКЦ и НРД".

О СРЕДСТВАХ, ПРИВЛЕКАЕМЫХ У ЦБР

У НКЦ, как у центрального контрагента со своим регулированием, есть специальные кредитные линии от ЦБР, но он ими почти не пользовался.

"У нас арсенал инструментов рефинансирования такой же, как у любого крупного российского банка. Это расчетный кредит (овердрафт) по нашему корреспондентскому счету, а также лимит по операциям репо с Банком России. Исключением из общего набора инструментов является, пожалуй, лишь договор о своп-линии с Банком России, покрывающий три валюты: рубли, доллары США и евро. Правда, до сегодняшнего дня мы никогда не прибегали к его использованию. Были технические сделки на предельно минимальные объемы и, исключительно, с целью проверить, что все работает и у нас, и на стороне ЦБ", - сказал Хавин.

В прошлом году НКЦ оказался на грани того, чтобы в первый раз задействовать своп-линию ЦБР в боевом режиме.

"Когда в один из крупных коммерческих банков вводилась временная администрация, у них возник временной гэп по оформлению прав подписи, доверенностей и прочей документации, а платить по обязательствам перед НКЦ нужно было незамедлительно. Пока разбирались - время вышло. В итоге – техническая непоставка, конечно, полностью обеспеченная, но все же неприятно. Ведь средствами от одного участника НКЦ выполняет свои обязательства перед другими. Ко всему прочему, это была еще и пятница, то есть короткий день у всех на рынке".

"Был уже готов звонить коллегам в ЦБ и просить о сделке своп, но справились самостоятельно. Благодаря сделкам с нашими рыночными контрагентами, все закрыли".

ПОСЛЕДСТВИЯ ПРИНИМАЕМЫХ РИСКОВ

Центробанк пристально следит, какие риски берет на себя НКЦ. Если игроки пытаются переложить на НКЦ неадекватные риски, он не может отказать им в сделке, но обезопасить себя обязан.

"Нет. Отказать мы, конечно, не можем. Потом сделки у нас заключаются в электронной форме и онлайн, поэтому такую форму отказа мне даже сложно себе представить. Но у нас есть такой инструмент, как лимит концентрации, который действует для всех инструментов. При каком-то аномальном наращивании риска, мы всегда имеем возможность установить лимит концентрации в размере 100 процентов, потребовав под новую сделку полного покрытия. Таким образом, экономическая целесообразность сделки, да и наши собственные риски сводятся к нулю", - сказал Хавин.

В случае с банками НКЦ имеет право на безакцептное списание средств с корсчета этого банка в ЦБР в случае неисполнения обязательств.

"В правилах клиринга, насколько я помню, это предусмотрено, но с кредитными организациями, которые у нас торгуют или торговали, до этого не доходило. Безакцептное списание - это инструмент, но это не линия защиты НКЦ. Все равно для нас первично то обеспечение по сделке, которое вносит участник. И это обеспечение, которое покрывает наш риск, должно быть даже несколько в большем объеме, чем размер риска, который мы принимаем на себя".

"Некредитные организации, в большинстве своем, по кредитному качеству, конечно, похуже, чем банки. Я, конечно, не говорю сейчас о крупнейших именах среди брокеров, но в основной массе это финансовые компании с небольшим капиталом. Тем не менее, они полноправные участники рынка и при наличии хорошего и достаточного обеспечения, они могут торговать на рынке наравне с банками", - сказал Хавин.

О САНАЦИЯХ И ДЕФОЛТАХ БАНКОВ

Когда в 2017 году Центробанк санировал крупные частные банки, формально НКЦ должен был реагировать - закрывать их рыночные позиции. Но, получив заверения об их поддержке от Центробанка, НКЦ не отлучил от рынка ни один из трех санируемых банков.

"Это еще одна история - проверка для риск-менеджмента НКЦ. Конечно, она была менее яркой, чем турбулентность 2014 года, потому что те банки, которые перешли к Фонду консолидации банковского сектора, продолжили торговать на бирже и полностью исполняли свои обязательства перед НКЦ в нормальном режиме", - сказал Хавин.

"То есть, когда ЦБР вводил временную администрацию в эти банки, у нас автоматически возникало право прекратить с ними наше сотрудничество, закрыть все рыночные позиции и реализовать имевшееся обеспечение. Но в этих конкретных нескольких случаях формулировки, которые сопровождали введение внешнего управления, касавшиеся поддержки со стороны Банка России и дальнейшей работы этих организаций, давали нам основание не пользоваться нашим правом. По сути, в результате всех этих историй, пострадали только владельцы акций этих банков и субордов. По всем остальным рыночным операциям банки исполняли свои обязательства и вопросов не возникало".

Если по указанным крупным банкам все обязательства исполнялись с помощью Центробанка, то с отзывами лицензий ситуация была иной.

"Например, Внешпромбанк, Нота-банк, Межпромбанк, Пробизнесбанк. Это были весьма крупные участники рынка и для нас это была проверка посерьезнее", - сказал Хавин.

"После того, как происходил отзыв лицензии, а у этих игроков были рыночные позиции, нам приходилось их закрывать. Возросла в моменте нагрузка на персонал НКЦ, поскольку позиций было много, обеспечения еще больше. Реализовать нужно было всё: каждую акцию, каждую облигацию, всю валюту превратить в рубли. И все это в рамках ликвидационного неттинга, на проведение которого у нас времени - всего пара дней".

"В итоге все прошло гладко. Во всех случаях отзыва банковских лицензий мы оставались с качественным обеспечением, которое было не только в денежной форме, но и в бумагах. Все это мы продавали на рынке, закрывали обязательства банков перед собой и, к удовольствию временных управляющих, отправляли им излишки денежных средств. Наши коллеги из Банка России даже порой удивлялись, спрашивая сколько мы денег заберем с их подопечного сверх положенного. А мы отвечали - нисколько не заберем, по рынку все обеспечение продадим, и еще деньги останутся в размере дисконта. Вот эти дисконты и возвращали в денежной форме конкурсному управляющему".

ПОСЛЕДНИЕ ТЕСТЫ

Одним из последних испытаний, выпавших на долю российского финансового рынка, стали падение рубля и исход нерезидентов из ОФЗ в августе после усиления санкционной риторики и турбулентности на ЕМ-рынках.

"При обесценении ОФЗ, рубля, мы автоматически переоценивали обеспечение участников торгов, они довносили в случае нехватки, стрессовых ситуаций никаких не было", - сказал Хавин.

"Самое интересное, что я отметил, что во времена рыночной турбулентности участники рынка сильнее концентрируются и меньше допускают операционных ошибок. У нас около 700 участников клиринга и, отдельные технические непоставки в деньгах или бумагах случаются практически каждый день. Однако, чем напряжённее ситуация на рынке, тем аккуратнее себя ведут участники клиринга. В результате, в дни повышенной волатильности у нас практически не бывает технических дефолтов".

В сентябре шведский клиринговый дом - центральный контрагент NASDAQ OMX - сообщил, что произошел дефолт участника клиринга на товарном рынке, при этом центральный контрагент не справился только средствами обеспечения клиента, закрывая его позицию, использовал выделенный капитал и гарантийные фонды клиентов.

"Нет, в нашей истории, к счастью, дефолтов такого масштаба не случалось. Ведь в данном случае, центральному контрагенту пришлось задействовать сразу несколько уровней защиты. Нужно понимать, что при закрытии дефолта в первую очередь идет реализация обеспечения клиента, допустившего дефолт. Вслед за этим используется выделенный капитал ЦК или "skin in the game" - то, чем готов рисковать сам клиринговый дом. Потом задействуются средства участников, внесенные в гарантийный фонд. То есть, шведские коллеги дошли до третьего уровня защиты ЦК. В итоге, пострадали участники рынка, потерявшие свои взносы в гарантийном фонде", - сказал Хавин.

"Мы внимательно следим за этим случаем. Сам факт очень интересный".

https://ru.reuters.com/article/businessNews/idRUKCN1MF1NS-ORUBS

 

Небанковская кредитная организация-центральный контрагент "Национальный Клиринговый Центр" (Акционерное общество) вступила в 2018 год, оставив позади 10-летний период операционной деятельности, начало которой было положено 10 декабря 2007 года. В тот день НКЦ впервые осуществил функции клиринговой организации и ЦК на валютном рынке Группы «Московская Биржа».

При этом 2017 год в истории организации стоит особняком. В соответствии с требованием Федерального закона "О клиринге, клиринговой деятельности и центральном контрагенте" НКЦ отказался от банковской лицензии, первым в нашей стране получив лицензию небанковской кредитной организации – центрального контрагента. Несмотря на то, что практически все силы были брошены именно на реализацию данного требования российского законодательства и связанные с этим многочисленные юридические, бухгалтерские и экономические изменения, НКЦ не снижал динамики реализации плановых инфраструктурных проектов, связанных с его основной сферой деятельности – оказание клиринговых услуг и выполнение функции центрального контрагента.

Согласно последним рэнкингам, НКЦ по объему чистых активов – а это на сегодня около 3 триллионов рублей -  занимает прочное место в ТОР-10 кредитных организаций России.  Собственные средства организации выросли с 2011 года в 5 раз и на 1 января 2018 года составили 45,9 млрд рублей. По объему капитала НКЦ по-прежнему остается одним из самых капитализированных центральных контрагентов в мире.

     О том, с какими вызовами сталкивался и каких результатов добился НКЦ в 2017 году, в беседе с «Банковским делом» рассказал Председатель Правления Алексей Хавин, который уже 7 лет руководит этой системно значимой инфраструктурной организацией финансового рынка.

Вопрос 1.

Какие главные задачи были поставлены перед НКЦ в 2017 году и насколько успешно удалось их реализовать в условиях, когда, как и в предыдущие годы, на деятельность руководимой Вами организация оказывали влияние периодически возникавшие внутренние и внешние вызовы?

Ответ  

      Если рассматривать деятельность НКЦ в 2017 году в контексте возникавших вызовов, то в этом плане ситуация мало в чем отличалась от той, в которых нам приходилось трудиться в последние 3-4 года. В прошедшем году НКЦ осуществлял свою деятельность в условиях сохраняющегося для большинства крупных субъектов российского финансового рынка внешнего санкционного режима, угрозы его усиления и связанных с этими факторами рисков. В таких обстоятельствах НКЦ продолжил уделять внимание коммуникациям с банками-контрагентами при осуществлении ими комплаенс-процедур при совершении операций; проводил тестирование альтернативных каналов связи, отражал управление данным риском в специфическом стрессовом сценарии в плане восстановления финансовой устойчивости.

Наряду с этим сохранялась тенденция сокращения числа клиентов НКЦ из числа кредитных организаций как в связи с отзывом Банком России лицензий, так и в рамках процессов консолидации банковского сектора РФ. В связи с прекращением деятельности ряда кредитных организаций – участников клиринга, НКЦ приходилось неоднократно в течение года прибегать к процедурам ликвидационного неттинга для обеспечения безусловного выполнения собственных обязательств центрального контрагента.

     Среди явных тенденций 2017 года можно также отметить смещение акцентов при формировании обеспечения участниками рынка в пользу государственных и корпоративных облигаций, а также денежных средств в евро. Вызванное в результате этого  самым снижение доли долларовой и рублевой частей пассивов потребовало внесений изменений в структуру активов НКЦ в разрезе финансовых инструментов и валют.

       Могу с уверенностью констатировать, что НКЦ в целом успешно справился с плановыми заданиями 2017 года. Среди главных достижений можно выделить запуск проектов «Единый пул обеспечения», «Размещение депозитов с центральным контрагентом», «Отчетность НКЦ», а также внедрение в бизнес процессы обновленной методология стресс-тестирования и бэк-тестирования, укрепление структуры уровней защиты ЦК. Эти и другие реализованный проекты   были направлены на развитие клиринговых услуг и совершенствование системы риск менеджмента с целью создания для участников дополнительных возможностей эффективной и надежной работы на финансовом рынке. Хотел бы отметить также два важных для кредитной организации события, которые произошли в 2017 году. Одним из них стало подтверждение НКЦ Международным рейтинговым агентством Fitch Ratings   долгосрочного рейтинга дефолта эмитента (РДЭ) в иностранной валюте на уровне “BBB-”, прогноз “Позитивный”, в национальной валюте - на уровне "ВВВ"-  прогноз “Стабильный” - на один пункт выше суверенного рейтинга Российской Федерации. Другим - подтверждение Аналитическим Кредитным Рейтинговым Агентством (далее – АКРА) кредитного рейтинга НКЦ по национальной шкале на уровне AAA(RU), прогноз «Стабильный».

Вопрос 2.

Как Вы отметили выше, в 2017 году НКЦ был присвоен статус небанковская кредитной организации-центрального контрагента. Не могли бы Вы рассказать поподробнее, в чем суть произошедшего изменения статуса и пояснить, отразится ли это и каким образом на деятельности самой организации и на участниках рынка?

Ответ   

       Присвоение НКЦ статуса небанковской кредитной организации-центрального контрагента является практическим шагом по реализации законодательной реформы регулирования деятельности ЦК, нашедшей отражение в  Федеральном законе  «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» от 29.12.2015 № 403-Ф  и направленной на унификацию их статуса и деятельности.   Это событие знаменует собой итоги работы по совершенствованию регулирования деятельности ЦК, осуществлявшейся нашим регулятором Банком России в предшествующие несколько лет. С одной стороны, необходимо было обеспечивать жесткий надзор и контроль деятельности ЦК как системно значимых инфраструктурных организаций, чья финансовая стабильность важна для стабильности финансового рынка в целом, а, с другой , -  учесть роль ЦК как гаранта завершения расчетов и специфического субъекта, выступающего контрагентом по сделкам для всех участников рынка.

Проблемы применимости общебанковского регулирования к деятельности центральных контрагентов, например, требования в части банковских нормативов, были очевидны еще в момент создания НКЦ. Но потребовался достаточно длительный путь развития инфраструктуры российского финансового рынка и изучение международного опыта, чтобы понять, как именно следует видоизменить систему надзорных требований, предъявляемых к деятельности ЦК в части банковских нормативов, финансовой отчетности, требований к организации системы риск-менеджмента.

В итоге, наиболее эффективным способом решения проблемы Банк России счел отделение регулирования кредитных организаций – центральных контрагентов от общебанковского. Для НКЦ изменения в законодательной сфере, очевидно, не явились сюрпризом. Уже на этапе подготовки данной реформы мы были активно вовлечены в процесс разработки совершенно нового класса регуляторных требований. Кроме того, сам переходный период составил для НКЦ два года и завершился, как раз, в конце 2017 года.

Основная идея измененного надзора за деятельностью центральных контрагентов заключается в том, что в обмен на максимальную открытость и прозрачность для регулятора снимается избыточная регуляторная нагрузка, необходимая для регулирования коммерческих банков. Так, например, для центральных контрагентов установлена специальная система нормативов. Из общебанковских, по сути, сохранился только норматив достаточности капитала, расчет которого также изменен и учитывает именно специфику деятельности ЦК. 

При этом НКЦ сохранил практически все преимущества банка, то есть право на осуществление основных банковских операций, в том числе операций на валютном рынке и рынке драгоценных металлов, необходимых как для осуществления функции центрального контрагента, так и для проведения собственных операций. Формально из числа «триады» банковских операций, образующих понятие «банк», в лицензии ЦК отсутствует операция по размещению привлеченных во вклады средств. Однако, НКЦ имеет право осуществлять размещение свободных  как собственных, так и привлеченных средств в рамках сделок, в том числе на межбанковском рынке. Отсутствие операции по размещению средств в числе банковских операций означает только исключение связи операции размещения со вкладами, как источником привлеченных средств, поскольку операция по привлечению вкладов для ЦК в настоящее время «усечена» до операций депозита с участниками клиринга (например, для НКЦ – это реализованный в Группе «Московская Биржа» проект привлечения депозитов от крупных корпоративных компаний на организованном финансовом рынке).

 Таким образом, со всей уверенностью можно заявить, что изменение статуса НКЦ с банка на статус небанковской кредитной организации – центрального контрагента лишь де-юре закрепило сформировавшуюся к моменту завершения реформы законодательного регулирования модели бизнеса и ограничения этой модели, обусловленные необходимостью минимизации  рисков центрального контрагента и направленные на обеспечение стабильности российского финансового рынка.

Вопрос 3.

В рамках реализации перспективных проектов развития перед НКЦ в 2017 году, наряду с другими, стояла задача добиться конкретных результатов в создании единого клирингового и расчетного пула для всех рынков Московской Биржи. В этой связи не могли бы Вы прокомментировать достигнутые на данном направлении результаты и их значение для рынков и их участников.

Ответ

Отмечу, что проект «Единый пул обеспечения» реализуется в соответствии с наметившейся во всем мире тенденцией по повышению привлекательности централизованного клиринга. Данный проект направлен на снижение издержек участников, на проведение операций на рынках Группы «Московская Биржа» за счет предоставления клиринговым центром уникального клирингового функционала:

  • единый счет;
  • единое обеспечение;
  • неттинг при проведении расчетов по сделкам, заключенным на валютном, фондовом и срочном рынках;
  •  кросс-маржирование.

На первом этапе данного проекта, реализованном в декабре 2017 года, была обеспечена возможность создания единого счета для учета единого обеспечения, а также неттинга обязательств при проведении расчетов по сделкам, заключенным на валютном, фондовом и срочном рынках, что позволило унифицировать список активов, принимаемых в качестве обеспечения на всех рынках, а также снизить издержки исполнения обязательств.

На втором этапе планируется предоставить возможность кросс-маржирования сделок, заключенных на валютном, фондовом и срочном рынках, что позволит снизить издержки обеспечения исполнения обязательств.

В качестве дальнейших планов рассматривается возможность распространить технологию единого пула обеспечения также и на другие рынки Московской Биржи: товарный и рынок стандартизированных производных финансовых инструментов (СПФИ).

Вопрос 4.

Как видно из размещаемой на сайте информации, НКЦ занимается постоянным совершенствованием   риск менеджмента в соответствии с рекомендациями, содержащимися в Принципах для инфраструктурных организаций Комитетом по платежным и расчетным системам CPSS и IOSCO. В этой связи не могли бы Вы рассказать о том, какие новые технологии и методики, отвечающие международным стандартам, были внедрены в 2017 году  в процесс управления рисками?  

Ответ

      В 2017 году мы обновили и разработали ряд внутренних документов в части риск-менеджмента. Это было связано преимущественно со сменой статуса с банка на небанковскую кредитную организацию – центральный контрагент.

К примеру, мы внедрили обновленную методику стресс-тестирования рисков центрального контрагента и внедрили расчет новых риск-ориентированных нормативов деятельности центрального контрагента. В результате на ежедневной основе проводится комплексная оценка рисков НКЦ с тем, чтобы оперативно реагировать на возникающие угрозы и контролировать эффективность системы управления рисками НКЦ.

Кроме того, в НКЦ был разработан целый пул новых внутренних документов, среди которых Методика оценки точности моделей и новая редакция правил клиринга. Были также актуализированы Правила организации системы управления рисками и Методика определения выделенного капитала центрального контрагента. План восстановления финансовой устойчивости был обновлен и приближен к международным стандартам (Recovery and resolution plan).

Помимо изменений внутренних документов вслед за регуляторными требованиями, НКЦ в 2017 году также продолжал реализовывать проекты в области управления рисками, начатые еще в 2016 году. Это и механизм кросс-маржирования, позволяющий снизить нагрузку на участников клиринга, и обеспечение под стресс как дополнительный вид индивидуального обеспечения по высоко концентрированным позициям участников, и проект единого пула обеспечения, нацеленный на упрощение и удешевление взаимодействия с НКЦ для участников, работающих на нескольких биржевых рынках. Буквально недавно на фондовом рынке внедрены межпродуктовые спрэды по ОФЗ и корпоративным облигациям, что позволяет нам точнее маржировать участников с открытыми позициями в облигациях, а самим участникам дает возможность эффективнее управлять обеспечением.

В новой редакции правил клиринга НКЦ также изменен механизм ограничения ответственности центрального контрагента. В структуре уровней защиты НКЦ предусмотрен механизм дисконтирования обязательств, аналогичный используемому в практике крупнейших иностранных центральных контрагентов инструменту variation margin haircutting.

 

Вопрос 5.

Не могли бы Вы сказать, на достижение каких главных результатов нацелена деятельности НКЦ в 2018 году ? 

Ответ

      В 2018 году НКЦ активно будет продолжать работу, направленную на интеграцию клиринга на различных рынках Группы «Московская Биржа», развитие и совершенствование системы управления всеми видами рисков и повышение привлекательности клирингового обслуживания. Перспективы развития НКЦ в 2018 году связаны, прежде всего, с реализацией значимых бизнес проектов и приоритетных задач. В перечне мероприятий  2018 года  хотел бы отметить запланированную реализацию 2-й фазы проекта «Единый пул обеспечения», направленного на снижение издержек участников на проведение операций на рынках Группы за счет предоставления клиринговым центром уникального даже по международным меркам клирингового функционала. Важной для развития клиринговых услуг должна стать реализация проектов «Разделение Участников клиринга и Участников торгов на срочном рынке», «Разделение Участников клиринга и Участников торгов на фондовом рынке». Наряду с этим планируется осуществление мероприятий по повышению уровня прозрачности НКЦ для участников клиринга и раскрытие количественной информации о деятельности НКЦ, как центрального контрагента, с учетом требований Банка России к НКО ЦК и лучших международных практик; а также развитие  сотрудничества с иностранными провайдерами ликвидности для повышения ликвидности инструментов, по которым НКЦ осуществляет клиринг.